"Я думал, спасти колено после падения будет невозможно". Участь юного фигуриста решалась уже на олимпиаде

Адьян Питкеев и тренер Этери Тутберидзе / Фото: © РИА Новости / Михаил Мокрушин
Про одиночное выступление, травму колена, наставления Тутберидзе и юношеский максимализм.

Едва ли не главную роль в олимпийской программе играет фигурное катание. Это и "балет на льду", и спорт в высшей его квалификации. Причем, спорт сложный и очень травматичный. Один неудачный прыжок может стоит спортсмену здоровья, баллов, медали. Одно падение может спровоцировать завершение карьеры.

Адьян Питкеев - в числе самых одаренных фигуристов в одиночном катании олимпийского цикла. В возрасте всего 19-ти лет ему пришлось сделать нелегкий выбор между карьерой фигуриста и тренера. Как часто бывает, подобные решения принимаются в результате событий, происходящих на льду, ведь олимпийский лед не прощает ошибок и огрехов. И как показывает время, карьера Питкеева не заканчивается, лишь меняет траекторию.

О случае, ставшем причиной таких внезапных перемен, мы и поговорим в этом интервью.

- В последние месяцы у тебя много сил уходит на проведение тренерских сборов. Расскажи об этом подробнее. Где они проходят?

- Да, сейчас занимаюсь именно этим. Скорее, отнимает время, нежели силы. Ведь я занимаюсь тем, что что меня вдохновляет. По географии - примерно пятьдесят на пятьдесят: регионы плюс Москва и Питер, поэтому много разъездов. Но мне это нравится.

- Есть какая-то специфика? Как проходит работа с детьми?

- Не сказал бы, что с детьми работать сложнее, чем со взрослыми. Дети более податливы, лучше впитывают информацию. Да, бывает нужен подход, так как ребенок может быть просто застенчив. Но это вопрос времени. Возможно, тут играет роль мой собственный возраст. Я еще помню каково это - быть учеником, и понимаю какими должны быть слова поддержки или каким образом лучше объяснять то или иное. Мне, в свою очередь, очень повезло с тренерами.

- Среди прочих с тобой работала Этери Георгиевна. Что можешь сказать о ней как о человеке и тренере? Что больше всего запомнилось?

- Много хорошего. Это просто должен быть один большой положительный отзыв (смеется). Она все структурирует и умеет сделать так, чтобы все уложилось в твоей голове. Я, например, всегда четко понимал, что и как должен делать, как грамотно построить связки прыжков и выпадов. Работали и над техникой, и над пластичностью. Многое из ее уроков перенял на подсознательном уровне и сейчас пытаюсь вкладывать все это в свои тренерские занятия.

- Родители твоих учеников тоже приходят на занятия?

- Конечно, родительская поддержка очень важна для юных фигуристов. И сами взрослые видят как строится вся тренировка. Но я не допускаю вмешательства в свою работу. Одно дело поддерживать ребенка, и совсем другое - жалеть его. Результативность не должна страдать из-за жалости.

- Получается, ты довольно строгий тренер?

- Я строг прежде всего к самому себе. Если давать поблажки, ничего не получится. Я смотрю на обучение и как спортсмен, и как фигурист. Но особенно - как тренер. Умение пересилить себя, перебороть боль или страх - это уже половина успеха.

- А ты помнишь момент, когда принял решение отказаться от карьеры фигуриста и заниматься дальше тренерской работой?

- Да. Не скажу, что это было легко.

- Это вынужденное решение?

- И да, и нет. Мало кто знает, что у меня были проблемы с коленным суставом. Не буду утомлять нудными подробностями, скажу только, что лечение было затяжным и малоэффективным. Когда готовишься к чемпионату, не обращаешь внимания на мелочи, полностью сосредоточиваешься на результате. Не хотел думать, да и не думал о последствиях. Был уверен, что любую боль можно преодолеть. На чемпионате катался вообще как в последний раз.

- Фигурально выражаясь?

- Да, конечно (улыбается). В день выступления понял, что это будет непросто. Четыре обезболивающих укола подряд - и я вышел на лед. Но после второго приземления очень неудачно упал. Выбора у меня не было, я докатал программу. Но мое состояние было далеко от идеального. Перед глазами все плыло от боли. И было очень обидно за снятые баллы. Чувствовал, что не дотянул, словно подвел и тренера и свои собственные амбиции.

- Как после этого проходил процесс восстановления? Ты планировал еще раз выйти на лед?

- Я очень хотел продолжить кататься, но тело больше не выдерживало нагрузки. Врачи сказали, что если я продолжу в привычном для фигуриста режиме, то колено придется оперировать. Так что выбор быть тренером это, скорее, выбор остаться на льду. Не кардинальная смена деятельности, просто корректировка траектории. Восстанавливался поэтапно. Пробовал различные методы лечения - таблетки, мази, физиотерапию. В общем, многое.

- А какие из этих способов лечения были самые эффективные?

- Не поверите. Ни один из них. Вопрос эффективности лечения - это всегда вопрос возможности вернуться к прежним нагрузкам. Даже при комплексном лечении я был вынужден делать перерывы. Меня это просто убивало. Колено часто воспалялось. А ведь мне необходимо быть в форме, занятия вести, на сборы ездить.

- Кажется, что это замкнутый круг. И как ты справляешься с ситуацией, если выхода нет?

- А я не говорил, что его нет! Если бы я так думал, давно бы уже все бросил. Но, как говорится, кто ищет, тот всегда найдет. Так и произошло. Во время одной из командировок мне позвонил артролог, который работал с нами года полтора назад. Поинтересовался как проходит моя работа, беспокоит ли меня травмированное колено. Я честно сказал, что беспокоит, и очень сильно. Порой просто не дает работать, но я держусь. Тогда он рассказал о новой разработке. Думаю, что сейчас это уже не профессиональный секрет, и можно рассказать об этом.

- Ты заинтриговал! Что за разработка?

- Называется COPPER Joint Protection. Изначально создан для восстановления суставов при серьезных спортивных травмах. Но так как по степени эффективности он превзошел даже традиционные методы лечения в совокупности, его сделали доступным для всех регионов России.

- Это серьезная новость! А в чем его особенность?

- Если коротко, в его составе инновационные волокна, образующие микромагнитный эффект. То есть он помогает не только при уже случившихся повреждениях суставов, но и особенно показан при заболеваниях опорно-двигательного аппрата. Я уже к концу первой недели его применения уверенно продолжил тренерство, мне сейчас даже перерывы делать не нужно.

- То есть, сейчас ты полноценно работаешь?

- Точно. Я давно приучен к тому, чтобы не останавливаться на полпути. Возможно, это юношеский максимализм, но тогда именно он помог мне полностью восстановить колено и заниматься любимым делом. Ну и COPPER Joint Protection, конечно! Без него теперь никуда.

- А кому еще подойдет COPPER Joint Protection?

- Абсолютно каждому, кого беспокоят суставные боли. К этой группе относятся и поражения мышечной ткани, и воспалительные процессы - COPPER Joint Protection избавляет от этих проблем буквально в течение одного курса. Артриты и артрозы, даже застарелые, приносящие страдания годами, исчезают. Восстанавливается кровообращение и восполняется питание синовиальной жидкостью внутри суставов. Средство разработано специально для комплексного решения проблем, не требует каких-либо медикаментозных дополнений, и при этом абсолютно безопасно.

Что ж, спасибо тебе за откровенное интервью. Желаем тебе творческих успехов и дальнейшего развития! А для читателей в конце статьи оставим адрес сайта, на котором можно заказать инновационное средство для восстановления суставов.*

Читайте также: